English, please! Форум Напишите нам Наши друзья


Эдуард Арнольд – основоположник российской сурдопедагогики

09.01.2018

Эдуард Арнольд родился 25 сентября 1805 года в Москве. Его отец, Карл Арнольд, был выходцем из Пруссии и банковским бухгалтером по профессии. Перейдя на российскую службу незадолго до появления на свет своего первенца, Карл быстро сделал себе хорошую карьеру и репутацию, прославившись как своими теоретическими работами по банковскому делу и бухгалтерскому учету, так и тем, что стал основателем российской Императорской Практической академии коммерческих наук. Благодаря этому семья его жила в достатке. Когда Эдуарду не было еще и трех лет, с ним случилось несчастье: упав по неосторожности с лестницы, мальчик получил тяжелую травму, приведшую к полной глухоте. Заботясь о будущем сына, родители в 1811 году сменили место жительства и перебрались из Москвы в Петербург, потому что только в столице имелось единственное на всю страну училище для глухонемых, к тому же открытое всего годом ранее. Это было, по сути, экспериментальное заведение, в котором состояло небольшое количество детей из знатных семей, а плата за обучение составляла весьма значительные суммы.
Эдуард Арнольд

 

Вскоре оказалось, что выбор сделан неудачно – программа училища и сама его система не соответствовали представлениям Карла Арнольда об эффективной педагогике. Поэтому спустя два года он перевел сына на домашнее обучение и занялся его образованием сам. Банкир не прогадал – его собственного преподавательского таланта хватило на то, чтобы Эдуард получил очень основательные базовые знания. А в 1816 году, после того, как в Европе наступил мир после многих лет Наполеоновских войн, мальчик отправился на учебу в Германию. В то время Германия еще не являлась единой державой и состояла из множества независимых королевств, княжеств и герцогств. Сначала Эдуард прибыл в королевство Пруссия, где провел три года в Берлинском королевском училище для глухонемых, параллельно посещая курсы живописи при Прусской академии искусств. А в 1822 году перебрался в королевство Саксония и поступил в знаменитую Высшую школу изобразительных искусств в Дрездене, которую окончил три года спустя с серебряной медалью. Казалось, перед Эдуардом открывалась хорошая перспектива заявить о себе в мире живописи, но этот путь его уже не привлекал. Оценив на собственном опыте всю эффективность германской сурдопедагогики, молодой человек загорелся идеей перенести ее замечательные достижения на российскую почву. Потратив еще год на приобретение педагогических знаний и навыков, Арнольд вернулся в Петербург и начал шаг за шагом двигаться к реализации своего замысла.

Возвращение в Россию внесло в жизнь множество перемен. Во-первых, чтобы иметь здесь хоть какие-то шансы на успешную карьеру, необходимо было принять православие и изменить имя на “русское”. Так Эдуард стал “Иваном Карловичем”, и с тех пор значился под этим именем во всех официальных документах. Затем, чтобы иметь стабильный заработок, он устроился работать по своей основной специальности сначала в Эрмитаж, а затем в Департамент государственных имуществ в качестве топографа. И наконец, Арнольд нашел возможность применить свои педагогические знания на практике, нанявшись воспитателем в семью столичного чиновника Сазонова, у которого был глухонемой сын. Так прошло много лет, и за это время Эдуард смог довольно прочно встать на ноги в финансовом плане и выработать собственную жизнеспособную педагогическую модель. В 1852 году он оставил прежнюю работу и открыл частный пансион для глухонемых детей. Сначала там обучалось всего пять мальчиков, причем четверых, из небогатых семей, альтруистичный педагог содержал за свой счет, и лишь одному проживание и учебу оплачивали родители.

Инициатива Арнольда имела успех и вызвала положительный интерес у многих высокопоставленных лиц, но нашелся и один минус – новый пансион, пусть совсем небольшой, создавал конкуренцию уже имевшемуся в Петербурге училищу для глухонемых. Поэтому во избежание конфликтных ситуаций Эдуард счел за благо перевести свое заведение в Москву. Здесь возникала еще одна проблема – переезд стоил денег, и очень немалых. Но у педагога вдруг нашлись влиятельные покровители. Первым из них стал титулярный советник Павел фон Веймарн – сам глухонемой, а потому прекрасно понимавший, насколько важное дело пытается осуществить Арнольд. Именно фон Веймарн взял на себя обязанности попечителя пансиона и оплатил все расходы по переезду в Москву. А после того, как первые выпускники успешно выдержали все экзамены, впечатленный московский генерал-губернатор Павел Тучков и сам присоединился к числу благотворителей, пожертвовав из личных средств 1000 рублей (солидная по тем временам сумма) на дальнейшее развитие заведения. Вдохновленный полученной поддержкой, Эдуард еще активнее взялся за работу, и вскоре количество его учеников возросло настолько, что возникла потребность в расширении училища. Приобретение нового большого здания оказалось делом непростым и затратным, но тут энтузиаст сурдопедагогики нашел единомышленника в лице еще одного известного человека – фабриканта и мецената Павла Третьякова. Того самого, что вскоре стал основателем знаменитой на весь мир Третьяковской галереи.

Интерес Третьякова к деятельности Арнольда был не случайным – старший сын предпринимателя, Михаил, страдал от ментального нарушения, так что в семье о проблемах инвалидов знали не понаслышке. Кроме того, некоторую роль сыграло то обстоятельство, что по основной профессии Эдуард являлся художником, и это вызывало еще больше симпатий к нему в глазах обожавшего искусство мецената. В результате в 1876 году на участке, выкупленном у купца Комарова, на средства Третьякова было выстроено замечательное трехэтажное здание, которое получило название Московского городского Арнольдо-Третьяковского училища для глухонемых.

Здание Арнольдо-Третьяковского училища для глухонемых
Здание Арнольдо-Третьяковского училища для глухонемых

 

Теперь в нем могло свободно разместиться 150 учащихся (к 1914 году это число, благодаря внесенным усовершенствованиям, выросло до 200). В училище принимались дети вне зависимости от пола, вероисповедания и сословной принадлежности в возрасте от 7 до 12 лет, причем выходцы из бедных семей имели возможность жить и заниматься там бесплатно. Помимо базовой учебной программы, Арнольд уделил много внимания начальной профессиональной подготовке воспитанников, открыв для них в том же здании несколько ремесленных мастерских. Так, девочки могли осваивать кройку, шитье и рукоделие, а мальчики – столярное, сапожное, портняжное, типографское и переплетное дело.

Переплетная мастерская Арнольдо-Третьяковского училища
Переплетная мастерская Арнольдо-Третьяковского училища

 

Училище сразу же стало флагманом российской сурдопедагогики, и именно здесь это направление впервые в стране приобрело по-настоящему систематический вид и прочное научное основание. Однако увидеть вершину триумфа своего детища великому педагогу было не суждено. В 80-е годы здоровье Эдуарда, награжденного за свои достижения орденом Св. Станислава II степени, сильно пошатнулось. Он стал часто болеть, терять зрение, и в итоге, поручив руководство заведением попечительскому совету, удалился в Петербург, где и работал преподавателем в Сестрорецком приюте для глухонемых до последних дней своей жизни. Что же касается Арнольдо-Третьяковского училища (ставшего затем Московским институтом глухонемых), то период его самого бурного развития пришелся на первую четверть следующего, XX столетия, и был связан с именем другого знаменитого российского педагога германского происхождения, Фридриха Вильгельма Рау.

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники