Театральная школа “Инклюзион” – искусство, рожденное взаимопониманием

Продолжаем серию материалов в рамках германско-российского проекта «INKuLtur», посвященную творческим коллективам и людям, вносящим значительный вклад в развитие и популяризацию инклюзивной культуры. И сейчас речь пойдет о театральной школе «Инклюзион» из Екатеринбурга. Представление о том, как работают на сцене ее актеры, я получил 21 ноября 2018 года, будучи зрителем на фестивале инклюзивного искусства “Inclusive art III”. В тот день проходил показ выступлений инклюзивных театров, и именно этот коллектив совершенно покорил меня не только высоким исполнительским мастерством, но и по-настоящему творческим нестандартным подходом к исходному произведению, которым являлся шекспировский “Король Лир”. Под впечатлением оказался не один лишь я – жюри фестиваля вполне закономерно дало “Инклюзиону” высшую оценку.

История этой театральной школы фактически началась в марте 2017 года, но сама концепция возникла годом раньше. В феврале 2016-го первая “Инклюзион. Школа” открылась в Москве на базе инклюзивной театральной школы “Со-единение”. Ее творческими партнерами стали такие солидные учебные заведения, как ГИТИС, школа-студия МХАТ и театральный институт имени Бориса Щукина, а помещение для репетиций предоставил Театр Наций. Когда выяснилось, что проект получился удачным, его опыт было решено перенести на другие регионы, и первой региональной студией стала та, что открылась в Екатеринбурге.

 

Известно, что значительную поддержку екатеринбургскому “Инклюзиону” оказало и продолжает оказывать Уральское отделение Сбербанка России. Однако и характер, и главное — масштаб этой поддержки общественное мнение зачастую сильно переоценивает. Основной заслугой банка стало предоставление театральной школе помещения для репетиций в молодежном офисе, располагающемся на улице Карла Либкнехта. Кроме того, совсем недавно “Инклюзион” получил хороший и очень полезный подарок в виде синтезатора фирмы “Ямаха”. Что же касается почти всего остального, то здесь коллектив обходится своими силами. Например, собственного реквизита практически нет, а все необходимое, как правило, заимствуется у Екатеринбурсгкого театрального института. Об узах, связывающих “Инклюзион” с этим учебным заведением, следует сказать особо. Дело в том, что художественным руководителем театральной школы является заслуженная артистка РФ Наталья Гаранина – преподаватель кафедры театра кукол ЕГТИ. И именно ее студенты работают вместе со слепыми, слепоглухими и слабовидящими актерами, постигая новые вершины мастерства и во многом определяя столь запоминающееся “лицо” коллектива. На репетициях ли, на выступлениях — эти студенты всегда дополняют и поддерживают своих товарищей, в том числе в какой-то степени заменяя тем утраченные каналы восприятия окружающего мира. Поэтому “Инклюзиону” не нужен специальный инвентарь вроде тактильных меток на сцене – слаженное взаимодействие и взаимопонимание делают подобные приспособления вовсе не обязательным элементом. Не это ли есть настоящая инклюзия?

 

“Творческий локомотив” театральной школы – трио, состоящее из художественного руководителя Натальи Гараниной, хореографа Марии Мякишевой и композитора Ларисы Паутовой. Они не просто очень креативные люди, способные к смелому эксперименту в постановке, но во многом и новаторы, и первопроходцы. Никаких методических руководств по инклюзивным театрам пока не существует, поэтому процесс обучения конструируется исходя преимущественно из интуиции, опирающейся на немалый личный практический опыт. Итогом же становится яркое и очень своеобразное сочетание характеров, пластических элементов и мощного звукового ряда, так хорошо запоминающееся любому, кто хоть раз видел “Инклюзион” в деле.

 

Что же касается репертуара театральной школы, то пока в творческой обойме имеется лишь одно вполне завершенное произведение – постановка по мотивам шекспировского “Короля Лира”. Та самая, что была с таким успехом показана зрителю на прошедшем недавно фестивале “Inclusive art III”. Еще до начала работы над нею коллектив планировал ставить миниатюру по повести Ричарда Баха “Чайка по имени Джонатан Ливингстон”, но по ряду причин от этой мысли отказались. Хотя и не “похоронили” ее вовсе – как руководители школы, так и актеры не исключают, что со временем первоначальная идея претворится в жизнь, тем более что миниатюра задумывалась как чисто музыкально-пластическое произведение, в котором сценическая речь отсутствовала бы как таковая. Наконец, уже в наступившем году “Инклюзион” начал репетировать пробные фрагменты нового спектакля “Боги шутят”, в основу сценария которого легли мифы древней Эллады.

 

Разумеется, за небольшой стартовый период своего существования театральная школа не успела еще приобрести большого багажа выступлений. Самым крупным из таковых пока остается яркий дебют на “Inclusive art III”, и еще несколько раз актеры демонстрировали свое искусство перед зрителями на своей репетиционной базе в молодежном офисе Уральского отделения Сбербанка России в Екатеринбурге. Впрочем, вскоре “Инклюзион” ожидают новые встречи с публикой – уже 3 марта театр представит спектакль “Король Лир” в здании Свердловской областной библиотеки для детей и молодежи имени Крапивина.

Михаэль Трауриг