В пятницу нашим гостем стал давний друг “Благого дела”, вице-президент французской Ассоциации незрячих имени Валентина Гаюи, Марк Офран. Марк провел с нами весь день, пообщался с ребятами и сотрудниками организации, а также с удовольствием поработал в мастерской фетра и шерсти.

За этим занятием он согласился дать небольшое интервью и любезно ответил на несколько вопросов:

— Марк, насколько мне известно, по образованию Вы – экономист?
— Совершенно верно. А если точнее – то специалист по экономической статистике.

— Да, Вы же работали во французском Департаменте статистики.
— И очень долгое время.

— В таком случае, скажите, что подвигло Вас сменить сферу деятельности и стать борцом за права и равные возможности для людей с инвалидностью? Что-то должно было измениться в Вашем сознании, как мне кажется.
— О, Вы слишком сильно выразились. Ну, какой из меня борец? Я вовсе не таков, на самом деле. Моя работа заключается главным образом в организационной, координационной деятельности, но в этом нет героического. Просто делаю то, что могу и должен делать, вот и все. А почему я стал заниматься этим? Пришел естественным образом, я думаю. Активно работать во Французской ассоциации незрячих я начал не так уж давно.

— Если я правильно помню, Вы впервые побывали в нашей стране много лет назад, еще в советский период. Кажется, в самом начале 80-х. Каковы были Ваши первые впечатления от нее?
— Еще раньше. Это было в 1977-м, и я был тогда в Ленинграде, и потом в Москве. Но знаете, я не могу сказать, что действительно почувствовал тогда вашу страну. Я был иностранным гостем и мог оценить только то, что нам хотели показать. То есть лишь фасад, парадную сторону, а не реальную жизнь, как она есть. С настоящей Россией я познакомился гораздо позже.

Марку понравилось работать с натуральной шерстью

 

— Но с тех пор Вы бывали в нашей стране неоднократно, ведь так? Скажите, как, на Ваш взгляд, изменилось со временем положение людей с инвалидностью в России? Вы замечаете перемены к лучшему?
— Не думаю, что могу корректно сравнивать. Мое настоящее знакомство с Россией произошло после того, как я повстречал Олега Колпащикова из организации “Белая трость”. Мы стали отличными друзьями, и я часто сопровождал Олега в его поездках. Именно тогда я и смог узнать российский “бэкграунд”, но это случилось относительно недавно. Поэтому делать далеко идущие выводы не стану, но скажу Вам вот что: не стоит думать, что вот здесь однозначно хорошо, а вот там – однозначно плохо. Везде есть какие-то свои слабые и сильные стороны. Во Франции люди с инвалидностью активнее, но и у них имеется немало нерешенных проблем. А Россия, быть может, и не прошла в этом смысле такого большого пути, но тоже многого добилась. Например, на меня произвели очень положительное впечатление российские библиотеки для незрячих. В городах создается доступная среда для людей с инвалидностью, осуществляются эффективные программы по их трудоустройству. Пусть не все сразу, но прогресс налицо.

Наши ребята с удовольствием помогали Марку


 
— Вы активно участвовали в подготовке первого Всемирного конгресса людей с инвалидностью и были его участником. Скажите, он оправдал Ваши ожидания? Какие у Вас остались впечатления? Вы полагаете, это был полный успех, или все же что-то можно было сделать лучше?
— О, это было замечательное событие. Да, я считаю, что Конгресс стал несомненным успехом. Люди из разных стран, с разных континентов получили возможность встретиться, познакомиться друг с другом, поделиться своим уникальным опытом. Это очень ценно. Новые идеи, впечатления, вдохновение. Знаете, там был один человек, тоже незрячий, он представлял Кению. Он сказал мне: “Это так здорово! Нам надо провести подобный конгресс в Африке, и мы можем это сделать!” И таких людей, получивших от Конгресса свой импульс, положительный заряд, было немало. И еще мне очень понравилось, как была организована логистика. Отлично, на мой взгляд.

— А что Вы думаете о перспективах движения международных конгрессов людей с инвалидностью? Следует ли нам всемерно его расширять?
— Думаю, не стоит делать что-то искусственно. Форсировать события или тормозить. Лучше, когда все происходит само по себе, естественным образом. И этот конгресс, и предыдущие стали возможными потому, что для их проведения сложились все условия. Коль скоро у людей возникает запрос, они чувствуют необходимость и нужность подобных мероприятий – соответствующая реакция будет непременно, и появятся и инициатива, и предложения.

— Спасибо Вам за приятную беседу, Марк.